Особняк купца Носова

Author of the article

Published: 25.07.2022
Views: 1 533

Особняк купца Носова на Электрозаводской — доказательство того, что чудеса всё-таки бывают. Дом, который изначально задумывался как уютное гнездо для одного из богатейших русских купцов, после революции сменил множество хозяев. В советское время в нём сначала обустроили ясли, затем общежитие для рабочих ткацкой фабрики, а после этого — научно-исследовательский институт под говорящим названием «Шерсть».

Однако особняк выжил. И не просто выжил, а умудрился сохранить приличную часть своих интерьеров. Посмотреть на всё это великолепие может любой желающий, находящийся в Москве. В сегодняшней статье окунёмся в историю этого удивительного здания и его жильцов.

 

Семья Носовых

Купец Василий Носов родился в семье предпринимателей. Его отец Дмитрий в начале XIX века основал небольшую текстильную фабрику на окраине Москвы вместе со своими братьями. Ассортимент был довольно заурядным: производили женские платки из драдедама. Однако за несколько десятилетий инициатива братьев разрослась в целое торговое объединение. Оно так и называлось — «Промышленно-торговое товарищество мануфактур братьев Носовых». К платкам добавились пуховые одеяла и сукно для армейских мундиров, а количество занятых на производстве людей увеличилось почти до двух тысяч. 

 Общее фото купца Носова с дочерьми и их мужьями

 

В 1870-е владельцем предприятия стал Василий Носов. В соответствии с обычаями купцов того времени свой первый дом он построил рядом с фабрикой, на углу Лаврентьевской и Малой Семёновской улиц. Здание нельзя назвать инновационным — оно строго придерживалось канонов позднего классицизма и не выделялось из московского городского ландшафта. Вокруг него Носов обустроил большой сад с фонтаном и оранжереями.

Когда его сын женился в 1903 году, Носов отдал этот дом молодожёнам, разделил сад пополам и занялся строительством своего знаменитого особняка. Щедрость тут ни при чём — почтенный купец не одобрял брак с Евфимией Рябушинской, родственники которой имели скандальную репутацию в высшем свете. На выбор своего сына Василия он никак повлиять не мог, поэтому решил отстраниться от новой семьи — и заодно переехать в новый дом.

 

Василий Носов

В юности купец Носов сам работал на фабрике и помогал отцу вести дела, тем самым набираясь опыта для своей будущей должности. Когда бизнес перешёл к нему в руки, он показал себя хорошим руководителем, который ответственно распоряжается ресурсами и активно развивает дело. На его подход к бизнесу сильно повлияло старообрядческое воспитание — представители этих общин придерживались жёстких моральных правил. 

Однако Носов был не только отличным управленцем, но и ответственным семьянином. После смерти жены он самостоятельно воспитывал семерых детей — шесть дочек и одного сына. Учил их, чем интересовался сам, а это был внушительный список увлечений: гимнастика, гребля, фотосъёмка, охота, рыбалка, изготовление снастей и множество других практических занятий. Как писал его внук Юрий Бахрушин: «В особенности тяжко приходилось деду, когда надо было придумывать забавы для своих детей. Он невольно забывал, что большинство из них девочки, и выдумывал им всяческие спортивные и технические развлечения. Длинные прогулки летом за город, ловля рыбы и катанье на лодках, занятие фотографией, прикладные искусства, увлечение собаками и лошадьми».

Носов пламенно увлекался всеми инновациями — как техническими, так и эстетическими. У него под рукой всегда были последние выпуски российских и зарубежных научных журналов, а на фабрике всегда стояло новейшее оборудование. Сам купец был не прочь время от времени что-нибудь смастерить. Или нарисовать — к живописи Носов имел такую же страсть, как и к технике.

Часть своего свободного времени купец обязательно посвящал спорту. Из воспоминаний Юрия Бахрушина: «Раз как-то долго наблюдая, как молодёжь довольно беспомощно упражняется в прыганье, кувыркании, хождении на руках и прочих тур де форсах, он вдруг не выдержал, растолкал нас и, к великому удивлению старших и нашему восхищению, прошёлся колесом. А затем поставил отца, мужа матери крёстной и еще кого-то в соответствующие позы, перемахнул через них чехардой. А ему тогда было уже за шестьдесят лет».